Михаил Летуев (nord_traveller) wrote,
Михаил Летуев
nord_traveller

Category:

Сосногорск – Нарьян-Мар: большой вёсельный путь

Продолжение. Начало здесь, здесь, и здесь
Часть 4. Северный туризм: мечты или реальность?
Признаюсь, к середине второй недели похода мы потеряли счёт времени. Мобильные телефоны, служившие часами, давно разрядились, да и какая разница, который сейчас час. Поставить палатку можно хоть днём, хоть вечером, было бы место хорошее.

1.jpg

Соединяет берега седой паромщик
Наутро погода вновь разгулялась, словно извиняясь за доставленные накануне неудобства. Мы опять двигались к своей цели, держась правого берега и по возможности уходя с основного русла в более спокойные протоки. Пару раз, насколько хватало сил грести против течения, заходили порыбачить в небольшие речушки. Ещё через двое суток подошли к селу Окунев Нос. Село, как говорят о нём местные, «маленькое, да удаленькое, побратима имеет аж из самой Исландии – городок Хваммуp». Окунев Нос у нас был отмечен как точка невозврата: после него уже нет дорог, поэтому рассчитывать в случае непредвиденной ситуации выбраться на машине или тракторе бесполезно. Оставалось только надеяться на крепость рук и на силу друга. А ещё на волю Божью.

Окунев Нос
2.jpg

2а.jpg

2б.jpg

2в.JPG

2г.jpg

2д.jpg

Продавщица местного магазина, куда мы снова, пользуясь случаем, зашли подзакупиться и подзарядиться, поведала, что мы не первые туристы, путешествующие по Печоре, которых она встретила. Буквально за пару дней до нас на яхте под парусом шла семейная пара. Вот, наверное, кто жёг костёр там, где мы с Михаилом чудом спаслись.

Там же наблюдали, как трактор пытался стащить стоящий у берега паром. Сколько он там стоял, неизвестно, но уровень воды успел упасть настолько, что многотонная платформа ушла в песок, и одним лишь буксиром её было не сдвинуть. Судя по виду этого речного трудяги, он таскает паромные баржи как минимум третий десяток лет. И неизвестно, сколько еще будет таскать. Надо сказать, что за всё путешествие мы не увидели ни одного моста, то сооружение, что преградило нам путь в Ижме, было единственным стационарным, если можно так назвать, объектом переправы. А возводить капитальный мост в условиях бездорожья среди наполовину вымерших посёлков и деревень попросту невыгодно. Поэтому паром на севере долго ещё будет оставаться основным способом транспортного сообщения.

Стаскивание парома на воду
3.jpg

Небо багрово красно перед восходом
Кто-то отмечает переход экватора, а для нас событием стало пересечение северного полярного круга. Вдвойне символично, что случилось оно 31 мая, на этот случай у нас заранее была припасена бутылка шампанского. Впрочем, долго пройти нам все равно не пришлось. Накануне вечером красный закат давал понять, что в течение дня погода испортится, поэтому прямо с утра решили искать место для стоянки. Нашли его быстро – в устье речки Сэдзьвы практически сразу же за полярным кругом.

Встали, надо сказать, вовремя. Мы ещё костёр развести толком не успели, как небо затянуло низкими тучами, и на Печоре разыгралась волна. К вечеру водные просторы больше напоминали один сплошной перекат в верховьях горной реки, ветер не утихал в течение двух дней. Так что начало лета мы встретили в ожидании у Печоры погоды, и сколько нам ещё предстояло ждать, неизвестно.

речка Сэдзьва
4.jpg

4а.JPG

Сэдзьвинский улов
4б.jpg

С каждым днём вода стремительно убывала, если вечером привязанная к дереву лодка мерно покачивалась на волнах, то к утру на плаву оставалась лишь корма. На третьи сутки непогода немного улеглась, во всяком случае, стала заметна граница двух рек – голубой Сэдзьвы и Печоры с буроватым отливом. Впрочем, хорошего небо тоже не сулило ничего, но пассивное ожидание и ловля рыбы – единственное, чем можно было себя занять – начали утомлять. Решили вечером выходить, во что бы то ни стало. Следующие два дня стали для нашей небольшой команды периодом испытания, если не на прочность, то на физическую выносливость точно. Встречный ветер, волны, возникающее у песчаных отмелей обратное течение заставляли нас усиленно грести. Один – на основных вёслах, второй корректирует направление рулевым веслом. В результате мы за сутки проходили едва ли не вдвое больше запланированного, компенсировав даже вынужденное «стояние на Сэдзьве».

"Граница" Сэдзьвы и Печоры
5.jpg

5а.jpg

4в.JPG

Глушь – понятие относительное
В таком темпе мы пересекли ещё один этап – границу республики Коми и Ненецкого автономного округа. Природа за полярным кругом заметно отличалась от той, что до него. Вместо густых боров верхушку берега окаймляли редкие и низкорослые сосенки и березки, да и сам берег был значительно ниже. Единственное, что оставалось неизменным, это заросли тальника на заболоченных островах, которых при приближении к низовьям Печоры становилось всё больше.

Деревня Мархида – первый отмеченный на карте населенный пункт НАО – оказалась нежилой, вместо неё стояли лишь две промысловых избушки, баня да металлический ангар. (Позже выяснилось, что, согласно административно-территориальному делению Архангельской области на 1 июля 1969 года, это место значится не как деревня, а как хутор Морхида, через "О".) После расположенного в устье реки Виски села Виликовисочного Печора разделяется на Старую Печору (справа) и Новую Печору (слева). Через несколько часов хода по Старой Печоре деревня Пылемец. Вот тут впору задаться вопросом, что мы – жители средней полосы – характеризуем не иначе как «глухие места»? По каким признакам мы их определяем?
6.jpg

4в.JPG

Мархида (Морхида)
6а.jpg

6б.jpg

6в.JPG

6г.JPG

6д.JPG

Представьте себе деревню, где продукты можно купить только с катера-лавки, который приходит не чаще одного раза в две недели. Источник электроэнергии – дизельный генератор, дизель, летом в целях экономии топлива работающий несколько часов в сутки. Работы нет, дизель – единственный источник хоть небольших, но всё же денег. Школы тоже нет, несколько подростков учатся в интернатах Нарьян-Мара и соседнего села Оксино. Да и домов в деревеньке не более полутора десятков, из которых обитаемым в первых числах июня 2012-го оказался только один.

И кто теперь скажет, что глушь, это когда вместо асфальта грунтовая дорога, по которой два-три раза в неделю ходит автобус? Или если ближайший магазин находится в пяти километрах?..

Сразу за Пылемцом начинается протока Городецкий Шар. Нам туда, а далее в Пустозерск – древний центр Печорского края, переставший существовать в середине прошлого века.
7.jpg

7а.JPG

7б.JPG

7в.JPG

Городецкий Шар
7г.jpg

7д.JPG

Сегодня деревня, завтра туристическая Мекка
Попасть из Городецкого Шара в Городецкое озеро, на берегу которого расположено городище Пустозерск, удобнее всего по Городецкой (прошу прощения за каламбур, но из топонимики, как и из песни, слова не выбросишь) речке. Почти у самого озера расположилась деревня Устье. Логика, правда, в названии не совсем ясна, ведь речка вытекает из Городецкого озера, а не впадает в него. Ну да ладно, Устье, так Устье.

В отличие от того же Пылемца, эту деревню вымирающей назвать никак нельзя. Наоборот, благодаря Пустозерску, имеющему статус историко-культурного заповедника федерального значения, у неё есть все шансы стать ведущим туристическим центром.

Деревня Устье
8.jpg

8а.jpg

8б.jpg

Считаете такую перспективу для маленькой заполярной деревни невероятной? Как знать. Туда, где терпел муки Аввакум, паломники-староверы и небольшие группы любителей старины ходили во все времена, а сегодня музей Пустозерска и частные компании организуют экскурсионные поездки на озеро и для всех желающих. Если не принимать во внимание такие «мелочи» как климатические условия (даже летом запросто может пойти снег) и расценки (минимальная стоимость однодневного тура 9000 рублей), глядишь, может и станет Городецкое озеро притягивать туристов так же, как сегодня их влекут Байкал или кавказские дольмены.

Для того, чтобы это случилось как можно скорее, в Устье была построена база, где гости могут переночевать и взять напрокат оснащение для отдыха. Во дворе базы длинная шестивесельная деревянная парусно-гребная лодка-ушкуй – не точная копия, но очень похожая на те, что в XI-XV веках использовались новгородцами для вооружённых набегов на соседние земли. В 1991 году отставной морской офицер из Мариуполя, уроженец здешних мест Иван Просвирнин организовал и возглавил российско-украинскую историко-географическую экспедицию "Ушкуйники", посвящённую 500-летию Пустозерска. Она состояла из нескольких этапов и проходила по маршруту Великий Новгород – Пинега – Усть-Цильма – Нарьян-Мар – Ходовариха (теперь нежилой посёлок на полуострове Русский Заворот в Баренцевом море). Где по воде, а где волоком – почти так, как это делали столетия назад.

Турбаза в Устье
9.jpg

Та самая лодка-ушкуй
9а.jpg

Сохранившаяся в Устье лодка – одна из тех, что прошла по маршруту «новых русских и украинских ушкуйников», другая, вернее, то, что от неё осталось за два десятка лет – возле памятного креста на территории Пустозерска.

«Вот эта лыжа была специально приделана, чтоб не повредить дно лодки, когда её волокли по суше», - рассказывает Иван Кожевин, участник одного из этапов экспедиции и последний пустозер. В 1964 году дом семьи Кожевиных был перевезён в Устье, теперь на прежнем месте столбик с табличкой. Как, впрочем, и на месте остальных строений. «Будете в Пустозерске, увидите его, наш дом стоял на самом краю».

А вот и лыжа
10.jpg

В гостях у Ивана Кожевина
10а.jpg

10б.JPG

10в.JPG

В этой же деревне – принесённая из Пустозерска Преображенская церковь. Сейчас помещение пустует, в советское время использовалось под склад. Рядом так же принесённый дом Терентьевых – двухэтажный бревенчатый сруб, входящий, как и другие исторические постройки, в состав музея-заповедника.

За свою жизнь Иван Кожевин сменил немало профессий, был связистом, спасателем, егерем. Он до каждого бугорка знает все памятные места на Городецком озере, благодаря чему в качестве проводника-гида водит туда путешественников. Приезжают и иностранцы, охочие до экзотики в виде сурового российского заполярья. Этот крепкий мужик, не раз и не два ходивший в сложные и опасные походы, нашу лодку толи в шутку, толи в серьёз почему-то назвал душегубкой. «Я бы, - говорит, - никогда не решился идти по Печоре на одних только вёслах».

Преображенская церковь
11.jpg

Дом Терентьевых
11а.jpg

11б.jpg

11в.JPG

11г.JPG

Продолжение следует

Читайте также:
1. Старт
2. Бурлаки и охотники
3. Большая и такая разная
4. Северный туризм: мечты или реальность?
5. Пустозерск
6. Ань-дорова, Нарьяна-Мар
7. А олени лучше
Tags: Михаил Шуликов, Ненецкий АО, Печора, Русский Север, поход
Subscribe

Posts from This Journal “Печора” Tag

promo nord_traveller december 9, 2014 04:24 14
Buy for 100 tokens
Эти нехитрые предметы мебели сделаны Михаилом Шуликовым. Человеком, в чьих руках деревянная заготовка превращается в полезную в хозяйстве вещь, качественную и долговечную. О золотых руках моего друга дяди Миши можно слагать стихи и песни. Читатели моего журнала с этим человеком должны быть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments