Михаил Летуев (nord_traveller) wrote,
Михаил Летуев
nord_traveller

Categories:

К студёному Белому морю

Продолжение. Начало здесь
Часть 2. Два Кулоя
Бывший лагерный посёлок и промысловые избы рыбаков. Вопреки не совсем удачному началу, путешествие к Белому морю на надувной лодке «Кайнар» продолжается интересно и без происшествий. Жаль, время на отдыхе быстро летит.
1.jpg

К новому старту
Когда мы, проснувшись утром, вылезли из палатки, о вчерашней непогоде напоминали лишь лужи на полиэтилене, которым были укрыты вещи. От берега, где ночевали, отходила долгая и протяжённая песчаная отмель (кошка). Но сегодня она уже не придавала оттенка запущенности, какой виделся мне ещё сутки назад. Вот ведь как меняется восприятие одного и того же явления в зависимости от условий. Я шагал по кошке несколько десятков метров и не мог оторвать глаз. Нанесённый течением песок казался естественной частью реки, причудливые контуры отмелей, замысловатые узоры на поверхности, напоминающие рисунки на замороженном стекле, заставляли наслаждаться. А ещё забыть, какие эмоции вызывает звук чиркающего о днище лодки песка.

Думаете - пустыня? Неправильно, русло Пинеги
2.jpg

2а.jpg

2б.jpg

Вновь возвращаемся в Пинегу, чтобы на машине перевести на Кулой лодку и снаряжение. «Уже напутешествовались?» - с улыбкой встретил нас Александр, парень лет примерно тридцати, хозяин дома, во дворе которого мы оставили «Мазду». Он-то и предоставил свой отечественный внедорожник Тольяттинского производства – «Ниву» – с прицепом для транспортировки нас и нашего хозяйства до посёлка Красный Бор. Вновь едем по разбитой дороге, машина то и дело прыгает на ямах и ухабах.

Александр (сзади слева), его дочь и племянники и ваш покорный слуга
3.jpg

Вот и Красный Бор, внизу виднеется Кулой. Поселок полуживой, судя по разбитым окнам, половина квартир в двухэтажных домах пустует, причём, давно. За «Нивой» с привязанной к прицепу лодкой, бежали местные подростки, для которых появление в посёлке странников с «юга» – возможность разнообразить свой провинциальный досуг. Пока мы с Михаилом загружали лодку, ребятня с интересом смотрела на нас. Мальчишки постарше даже предлагали помощь, пытаясь поднять двадцатилитровую канистру с бензином. Когда мы, наконец, отчалили от берега, мне почему-то подумалось, будто весть о посещении этих мест двумя туристами «сарафанное радио» принесёт вниз по Кулою гораздо раньше нашего появления. Как два года спустя это же радио сработало в нашу с Михаилом пользу на реке Ижме в республике Коми.

Красный Бор
4.jpg

4а.jpg

4б.jpg

Кулой в Красном Бору. Немного заболоченный, но, всё же, Кулой
4в.jpg

4г.JPG

Улыбка, восхищение и грусть
Некоторые сейчас, наверное, немного удивятся и посмеются. В Архангельской области две реки с названием Кулой, точно так же, как в Ильфо-Петровском Старгороде было две улицы Советских. Одна, упоминаемая в исторических документах как Колуй, берёт своё начало под Тотьмой и впадает в Вагу в нескольких километрах от южной столицы региона города Вельска. Другой же Кулой, по которому пойдём мы, начинается на Беломорско-Кулойском плато чуть восточнее Архангельска и заканчивается в Мезенской губе Белого моря. В верховьях «наш» Кулой носит название Сотка, и теперь – внимание – ещё один любопытный штрих, смесь топонимики и курьёзных обстоятельств. Как Сотка Кулой течёт… Совершенно верно – до слияния реки с каналом «Пинега – Кулой», посмотреть который вашему покорному слуге в силу ряда причин не удалось. Каких – рассказано в предыдущей части.

Река Кулой
5.jpg

Рыбак в кустах
5а.jpg

5б.jpg

5в.jpg

Повеселились? А мы, вздохнув полной грудью, можем уже крикнуть «Ура!». Наконец-то лодка с экипажем на воде, и мерный рокот мотора несет нас вниз к морю. Впереди - извилистая река, крутой береговой откос за очередным поворотом постепенно переходит в пологую равнину, и наоборот. О том, что Кулой когда-то имел большое транспортное значение, напоминают обветшавшие от времени створные знаки. По ним и ориентируешься: на какой стороне знаки стоят, того берега и держишься, значит, здесь фарватер. Отклонение от судового хода чревато посадкой на мель. Но это не самое худшее, что может ожидать. Большую опасность представляют деревья-топляки, торчащие над поверхностью воды ветки которых – то же, что верхняя часть айсберга.

Довольный капитан - гарантия удачного плавания
6.jpg

6а.jpg

Торчащие ветки топляка - верхняя часть айсберга
6б.jpg

Приятели-байдарочники пытались мне возразить: что за интерес румпель держать. Отвечу: передвижения как на веслах, так и на моторе имеют свои преимущества друг перед другом. На лодке можно пройти большее расстояние, тщательнее обследовать акваторию реки и берега и наметить, в конце концов, маршрут байдарочного похода. Единственный недостаток – от отсутствия физических действий (не будем забывать про кислородное отравление, которое испытывает любой городской житель, вырвавшись на чистый воздух) может потянуть в сон. Я боролся с этой напастью, вспоминая известные мне бардовские песни про север. Конечно, Кулой – не тот север, где бывали, скажем, Городницкий или Туриянский, но всё же. Также спасибо в такие минуты родному Минздраву, который (да простят меня противники сей пагубной привычки) хоть и пытается запретить курить, все никак не запретит.
7.jpg

Красоту здешних мест невозможно описать никакими словами. Но всё равно сквозь прозрачную речную гладь в карстовых отложениях, просветах между соснами и березами улавливается какой-то печальный оттенок. Может, это мне, жителю среднерусской полосы, просто показалось, может, цветовая гамма тех мест выходит за пределы воспринимаемой человеческим глазом. Я попытался найти этому свое объяснение. Природа как будто извинялась перед людьми за причиненные им страдания. Все-таки и климат здесь суров, а уж какую роль сыграл север в политическом и экономическом обустройстве России, рассказывать, думаю, не нужно. В тех же Пинеге и Красном Бору в своё время были отделения Кулойского исправительно-трудового лагеря (Кулойлага) – одного из крупнейших подобного рода учреждений Архангельской области. В окрестностях Красного Бора даже ещё сохранились остатки бараков, лежнёвки, по которым заключённые возили лес. А сколько таких памятников по всей Архангельщине, сколько человек, имена которых мы уже вряд ли узнаем, лежит в этих лесах и болотах?..

На привале
8.jpg

Будь, как дома, но не забывай, что в избе
Населённых пунктов в среднем и нижнем течениях Кулоя немного. Первый после Красного Бора – деревушка Кулой по правому берегу, встречающая развалинами деревянной церкви. Следующее – село Карьеполье – мы прошли только к середине следующих суток. А километров через 60-70 после Карьеполья – последнее на Кулое село Долгощелье. Возле остатков сооружений, в которых угадывались причалы – ещё одно подтверждение былой судоходности реки: доживающие свой век ржавеющие катера и баржи. И по назначению уже не используешь, и на металлолом не сдашь: вывезти практически невозможно. Вдоль всего села – частные «казанки» и «прогрессы» – первостепенное и порой единственное транспортное средство местных жителей. Основным способом выживания людей здесь является рыбалка, а какая же рыбалка без лодки? Вот и получается почти по упомянутым уже Ильфу и Петрову: моторка на севере не роскошь, а средство передвижения.

Церковь в Кулое
9.jpg

Карьеполье
9а.jpg

9г.JPG

9д.JPG

9е.JPG

9ж.JPG

9з.JPG

И по назначению не используешь, и в металлолом не сдашь
9б.jpg

На берегу посреди глухого леса можно видеть отдельно стоящие домики. На карте они обозначены как избы, куда местное, в особенности, мужское население приезжает рыбачить. Правильное их название – промысловые избы, и рассказать о них можно чуть подробнее. Потому что эти избы – не просто места, где переночевать и выпить сто граммов для согрева. Это – целый культурный пласт со своими традициями, писанными и не писанными правилами. Можно даже перефразировать известную пословицу: «Скажи, какая у тебя изба, и я скажу, кто ты».

В своих ижемско-печорчских записках я отмечал, что строительство избушек не требует абсолютно никаких справок, разрешений и прочей макулатуры. Разумеется, нет и не может быть никаких требований по внешнему виду или размерам. В общем, для хозяев избушек – полная творческая свобода, что за постройка выйдет, зависит от фантазии человека и его потребностей.

Избы могут стоять в одиночку и группами, быть видимыми издалека и скрытыми за деревьями, представлять собой обычные бревенчатые домики без излишеств или походить на сказочные теремки с резными наличниками и прочим декором. Избушку можно превратить в место полноценного отдыха, в дачу, поставив рядом баню или кухню-веранду. Ни электричества, ни иных благ цивилизации в этих избах, понятное дело, нет. Нужен свет – вози с собой каждый раз генератор. Или оставляй в избе, если не боишься, что украдут. Хочешь готовить еду не на костре, а на газу, вези баллон и плитку.
10.jpg

Избы есть такие
10а.JPG

Есть и такие. Можно поставить рядом кухню
11.jpg

И баню
11а.jpg

Можно повесить градусник
11б.jpg

Многие домики имеют названия, и на карте отмечены уже не как безымянные избы, а, скажем, «изба Боланиха». Имена изб могут быть связаны с чем угодно: фамилией того, кто рубил, местностью, в которой расположена изба, названием урочища, озера, рядом расположенного, впадающей речки и многим-многим другим. В избушке может остановиться каждый – рыбак, охотник, турист, инспектор рыбнадзора, кого застали сумерки, непогода или нештатная ситуация. Разумеется, если дверь не заперта на замок. Можно растопить печь, воспользоваться посудой, инструментами, но, покидая, обязательно положить всё на свои места, прибраться и не оставлять после себя мусор. Как говориться, не злоупотреблять доверием. Если во время вашего нахождения в избушке туда приехали хозяева, не бойтесь, вас не выгонят: дверь, всё-таки, была открыта. Но, опять же, если сами не будете провоцировать.

Наш ужин
12.JPG

Правда, сегодня всё меньше остаётся открытых избушек. И причин тому множество. Домик в местечке «Боланиха», недалеко от устья Сояны, где мы остановились, хозяева, уезжая, тоже закрывают. С виду это совсем не срубленный терем, а наспех сколоченный дощатый скворечник с единственным маленьким окошком, рядом грубо сбитый стол с лавками. Но таким он был не всегда, за пару лет до нашего там появления вполне крепкая изба была полностью уничтожена огнём. Постояльцы ли выпили лишнего и не уследили, или имел место умысел, уже не узнать никогда. Пришлось хозяевам (кто они и откуда, расскажу в следующей части) свою «лесную дачу» отстраивать заново.

Вновь отстроенный домик в Боланихе
13.jpg

13а.jpg

Продолжение следует

Читайте также:
1. Несудоходный канал
2. Два Кулоя
3. Северная политика
4. Предъявите пропуск
5. Финал подходит незаметно
Tags: Архангельская область, Белое море, Кулой, Михаил Шуликов, Пинега, Русский Север, поход
Subscribe

Posts from This Journal “Белое море” Tag

  • К студёному Белому морю

    Окончание. Начало здесь, здесь, здесь и здесь Часть 5. Финал подходит незаметно Экскурсия по сухогрузу, штормовое предупреждение, встреча с…

  • К студёному Белому морю

    Продолжение. Начало здесь, здесь и здесь Часть 4. Предъявите пропуск Вам часто приходилось ходить по медвежьей тропе в нескольких десятках…

  • К студёному Белому морю

    Продолжение. Начало здесь и здесь Часть 3. Северная политика Уха из сёмги и земляки вице-премьера правительства. Всё это – практически у…

  • К студёному Белому морю

    Часть 1. Несудоходный канал «На что нам эта Турция? – вслух размышляют жители поморского села Долгощелье. - Разве здесь хуже?» Во…

promo nord_traveller december 9, 2014 04:24 14
Buy for 100 tokens
Эти нехитрые предметы мебели сделаны Михаилом Шуликовым. Человеком, в чьих руках деревянная заготовка превращается в полезную в хозяйстве вещь, качественную и долговечную. О золотых руках моего друга дяди Миши можно слагать стихи и песни. Читатели моего журнала с этим человеком должны быть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments